• Дефицит цинка при диабете
  • Лифтинг дренаж тела

Качал пресс выскочил геморрой

Категория: Терапия
Опубликовал: huynhe

Прочитала комментарии, где многие рыдали над ГГ , жалели , сопереживали .. Надо же, заинтересовала книга... Ну и зачем я только потратила время??

Фееричный бред больного человека и редкостная гадость ... В итоге- Золушка, получившая мучающего ее маньяка в любящего и любимого мужа.. Отвратительные герои, особенно Макс- больной садист, законченных психопат, с признаками безумия ... Были бы смайлики- поставила бы очумевший смайлик.. Читано по диагонали , такой бред полностью читать невозможно.. Портал QRZ. RU существует только за счет рекламы, поэтому мы были бы Вам благодарны если Вы внесете сайт в список исключений. Мы стараемся размещать только релевантную рекламу, которая будет интересна не только рекламодателям, но и нашим читателям.

Отключив Adblock, вы поможете не только нам, но и себе. Спасибо. От автора | Если бы не сумасшедшее пекло дымного лета 2010-го, этого романа, скорее всего, не было бы.Он тащил человека, тащил, а берег, казалось, не приближался, казалось, конца воде не будет никогда.с такой резвой услужливостью, словно оттого, что поселился в кабинете патрона, стал ее шефом и он.Директор по связям, как он это делал в изумлении, воздел горе скобками брови, после чего хохотнул.— Директор по связям взялся за сверкающие никелем обручи на колесах и принялся разворачиваться. Впрочем, роман совсем не о том лете.Плавки там на этом кудеснике какие! — В самом деле, — подтвердила жена.А чуть бы дороже — и уже не осилить.— ответствовал директор по связям. было чувство не журналистов — его. — Нет, я пельмени люблю, — сказал В.В комнате, где вы сидели, нормально? И прежним отношениям уже не бывать. обжигающей пластинкой сухого льда. Бог простит, хотелось отозваться В. — как уличил его во лжи участковый.Больше от тебя ничего не требуется. Он опустил — но нога не опустилась.Волосы прошевелились на голове у В. — И хочешь, значит, чтоб мы помогли?Вот эту школу года два назад жена В.Не кабинет у него был, просветила В.По струнке, блин, а передать некому. Она отрицательно помотала головой. — что тогда делать со своей жизнью?— ответствовал директор по связям. — Я ее до слез, а она меня до ярости.

Журнальный вариант. — сыронизировал он. — протянул коллега. Какие галлюцинации? Кто у нас докладчик? В деталях и красках. Что он мог ответить? Вы не знаете никого. — А на камеру снято? ошеломленно молчал. Как договаривались. прочитал заголовок. — Никуда мы не едем! 8 Гости расходились. — Что, прямо сейчас? — воззрился он на В. с младенческолицым. Должны реагировать. Как с луны свалился! Следовало отвечать. — резюмировала она. Никогда, ты слышишь? никогда, ты слышишь? — потребовала жена. — Нет, ну а по воде… — Я вас очень прошу. Что тебе тут сидеть? Прошу вас, помогите! — Как тут не помочь! Бородач глядел на В. — протянул коллега. — Коллега оживился. — вопросил коллега. — По фотографии, да? Просто посмотреть… — Видишь, где сидим? — Ну, как он на вас… Это закономерность. — откликнулся гуру. неизбежному ответу. Охладиться немного. Разрешили проблему? И после то же самое. А если сама ложится? Акционером станешь. Анатолий Курчаткин Чудо хождения по водам роман 1 Что за лето стояло!Будут инвесторы — будем в шоколаде, не будет инвесторов — где будем?Изгнанному из рая Адаму тоже, должно быть, не хотелось оставлять его.— повторил В., наклоняясь к самому его уху, — не услышать невозможно.Он стал другим человеком, взяв этот конверт, — вот что он чувствовал.И от гнезда с руководителями завода в зале тоже истекало довольство.“Пожалуйста” в его голосе было не формой вежливости, а приказанием.— Картина, достойная кисти Босха, — произнес он, удостоверясь, что В.Не хватало только, чтобы они вошли, а он тут в ванне в чем мать родила.потянулся, достал все из того же бардачка бутылку воды, отпил глоток.Получилось звучно — как если бы он дал пощечину директору по связям. Какая душегубная жара обрушилась на землю и придавила своей раскаленной дланью живое.подъехал уже на машине, вылез из окна до самого пояса, свесился вниз и что-то прокричал.— непонятно для всех процитировал он коллегу, приведя гудящую толпу в замешательство.тронул клавиши телефона, который все так и сжимал в ладони, глянул на зажегшийся экран.Спина, ощущал он, когда направлялся к выходу, вся, как стрелами, была утыкана взглядами.напомнил ему о деле, которое непременно нужно исполнить, а он вот сам совершенно забыл.Жизнь его была там, на берегу, среди этих столпившихся на песчаной полоске пляжа людей.Затем нога его вскинулась над бортиком ванны и стремительно проследовала вниз, к воде.— коллега наставил указательный палец на В., ткнул в ассирийку и наконец воздел к небу.Студия занимала помещение, которое из-за его просторности можно было бы назвать залом.— И значит, покочевряжились-покочевряжились, повякали немного — и согласились на все? Весенний изумруд травы пожух, перегорев в желтый уголь соломы, сбрасывали жестяную листву деревья, наго светились на фоне белесого сожженного неба ажурным скелетом ветвей — будто просвеченные рентгеном.6 За его столом, как за своим, сидела, выложив перед собой перламутрово-блескучие пластмассовые коробочки с тушью, с румянами, маникюрные ножницы и пилочку для ногтей, та самая молодая сотрудница, которую В.Он приехал домой, налил воды, сел в нее — с “Вием” в руках, — и до сего мига ему не приходило в голову, что он беспрепятственно погрузился в воду и выскочил на звонок в дверь, обматываясь полотенцем, из воды.Только деревья отбрасывали их в противоположную сторону, и, словно это было тому причиной, в лежавших на земле бесплотных колоссах была не вчерашняя угрюмая сумрачность, а величественная торжественность. Вода влекла к себе, манила отдаться своей прохладной хляби, погрузить пылающую плоть в ее плещущее объятие, обещая облегчение измаявшемуся телу и отдохновение душе.А уж посередине озера людей почти не было, считаные единицы, — отличные пловцы, они виднелись лишь темными шарами голов, да из воды вырывались ритмично руки в гребке. Водоемы по всей округе были облеплены страждущим людом, как тарелка со снимаемой пенкой подле таза, вальяжно булькающего кипящим вареньем, бывает облеплена осами, утопившими хоботки в сладком сиропе и с жадностью подергивающими своими полосатыми брюшками. Приподнявшись на локте и щурясь от солнца, беспрепятственно проникавшего сквозь жидкие увядшие кроны, один такой страждущий — В.— Поелозить по командировкам — на восток и на запад, юг и север, повыступать перед заказчиками, вприсядку перед ними потанцевать.

было его имя — смотрел на расстилающуюся под робким всхолмьем где он, в устье стекавшего к воде леска, бок о бок с женой и лежал умиротворенную озерную гладь.Конечно, он был ее учителем, она — его ученица, но то, что так по-свойски обратился к ней, с таким правом на эту свойскость, опять, как в первую минуту, прожгло В. У самого берега на устроенном для купания месте, щедро цивилизованном привозным песком, было необыкновенно толкотно, вода будто кипела от народа, облаченного во все цвета радуги, раскроенной на купальники и плавки, была взбаламученной и бурой, а чем дальше от берега, тем людей становилось меньше, вода приобретала первозданную чистоту, становясь бирюзово-аквамариновой. Впрочем, у кого и не вырывались что значило — человек плывет брассом, один шар головы в блещущей серебряно-аквамариновой ряби, и все.— Тут взгляд его схватил салфетку, что висела у него на груди, он гневливым движением сорвал ее с себя, скомкал и затолкал под ягодицу.Кого встречал на совещаниях, с кем сталкивался в коридорах, с кем, случалось, сидел за одним столиком в столовой — все свои, заводские.— Ты тут носишься как оглашенный, — когда вернулись в кабинет, сказал директор по связям, словно подслушал мысли В., — а о тебе думают. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. А! В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. А? В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. В. недавно и сам был там, посередине озера, он вернулся сюда, на подстилку, всего какой-нибудь десяток минут назад, но свежесть, разливавшаяся по телу, когда выходил из воды, уже покидала его, и он, глядя на озерную гладь, подумывал, не пойти ли окунуться вновь.

Мало ли что только что вылез, почему не окунуться?Так почему же ты сидишь в этих своих замсекторах?!— Я не гожусь на роль, которую вы мне предлагаете.— Голос его сел, превратившись в клекочущий хрип.— И тряс его руку в своей, держал, не давал отнять.Повесть о настоящем человеке с него можно писать!Тщеславие — движитель прогресса, — подытожил он.Нельзя не помочь, — ошпарил сзади ухо участковый.Но ко всему этому — и его собственная фотография.— Во взгляде коллеги было беспощадное осуждение.— Ой, забудь ты о фотографии, — прервала его жена.— выворачивая к нему наверх голову, спросил гуру.от ответа, протягивая старику пачку с сигаретами.Тем более что она была цела и могла еще послужить.Собственно, он не принимал участия в переговорах. На взмахивавшем руками в каком-то странном стиле — кроль не кроль, баттерфляй не баттерфляй — далеком пловце он сначала не задержал внимания.Только сейчас он был ближе к сплетшимся в соитии парам и отчетливо мог разглядеть их лица — в той мере, насколько они были открыты его взгляду. Мазнул по нему взглядом и заскользил дальше, но что-то в стиле пловца показалось ненормальным, и взгляд вернулся к прежнему месту на водной рябящей глади.Солнце, когда вышел из кондиционированной прохлады “Мерседеса”, обрушилось на голову таким жаром, словно в их средние широты переместилась сама Сахара.Броситься, как вчера, в воду, в фейерверке взлетающих брызг, войти в нее, вынырнуть и поплыть неторопливыми, спокойными саженками — такое было желание у В.нетерпимой и безжалостной, словно запуталась у нее между ногами, и так, с этой запутавшейся шлеей, прожили не день-другой-третий и не недели даже, а месяцы.одевался, — гуру стоял поодаль под сенью своего тропического эдема, смотрел на В., казалось, из него рвутся какие-то слова, но он не решается их произнести. И только пловец оказался в фокусе взгляда, В.Не впадая в серьезность, но и с достоинством.Ликование его было, однако, преждевременным. Не было в нем никакого желания выделенности.Но нет, никто его тут распинать не собирался.5 А чудная, надо сказать, пора была сейчас у В.— в голосе жены были осторожность и робость.Лучше, чем дипломы для каких-то дур стряпать.— Чтобы у меня не осталось никаких сомнений.только понес на кухню первую стопку тарелок.— Желтый дом, — вставился младенческолицый. Все в нем бурлило, он задыхался от бешенства.Когда такая вера кипела в ней, такая надежда!— Наконец-то полноценная речь вернулась к В.— Успевать надо, — ответствовал участковый. Можешь по воде — можешь и на дне его просечь.— Да нет, — сказал он, — не могу я вам помочь.— Изобразить хочешь, как ты там в воде сидел?Да заходите, заходите, наш герой не кусается.— Но мне нужно переговорить с тобой наедине.— только они сошлись взглядами, сказал гуру.Минут через пять боль должна была отпустить.— Но это тебя больше не должно интересовать.— снова взревел муж, отвешивая ей затрещину.— Не рассчитываю, — с облегчением ответил В.— Директор по связям покатил к своему столу. понял он тонет. Что получилось? — Да что такое?! — А ведь это вы! Что там мой зам? — Какое пьяный! — как удивился. Что привязался? — воскликнул В. — Оптика тоже… И в тот же миг В. И можно ли было? То ли еще будет! — сообразил он. — Потом расчет. Неужели никого? Прямым текстом. Насладись этим! А в каких целях? Он что, не знал?! круг замкнулся. — Это все к вам. — Ну вот, если… — Я сказал иди! пятиться назад. — Да, не тяните. Пусть убедятся. — потребовал В. уже и был готов. едва ворочался. — Спрячем тебя. Он прозорливец. Вполне реально. — А так как-то... Праведно суров. Ладонь саднило. Но сразу, сразу! Пора было, пора! Он их не уловил. Может быть, крича, может быть, молча, но нелепые всплески его рук — это не гребки, а судорожные конвульсии утопающего, бьющегося за свою жизнь.— Нет, прямо по воде как ошпаренный и купальщика, тот тонул, в охапку — и вдвоем обратно, опять прямо поверху, — всем видом и тоном требуя от В.Вопль такой радости, такого счастья — никогда прежде, ни в каких жизненных ситуациях, ни-ког-да не испытывал он такой радости, такого счастья!Отпрянула в сторону — но поздно, и замерла в нелепой позе — словно изваяние теннисистки в развороте перед ударом, только без ракетки в руках.сидел за своим рабочим столом — по-прежнему не зная, что ему делать, и занимая себя ожиданием капучино, — я сейчас только что от генерального.Середину озера перевивала лента нерассеявшегося тумана, и, просквоженный солнцем, он золотился сошедшим на землю заревым небесным облачком. подбросило с подстилки и стремительным снарядом, пущенным пращой, метнуло к воде.И не ступала к нему навстречу, а медленно отходила — как бы боясь его приближения.Уж чего ему не хотелось, так заниматься обсуждением вчерашнего с этим охранником.— Да, — отозвался он с небрежностью, — мы тут только что этот ролик тоже смотрели., получил изрядных размеров гонорар, и на этот гонорар его дети — впервые в жизни!— Я спрашиваю, из-за чего встречались — нейтрализовать ту парочку, — удалось это?Он плыл по отношению к береговой линии не под прямым углом, а как бы по гипотенузе.— Не нужно — не говори, — отрезал директор по связям, показывая, что тема закрыта.

Он не был таким уж хорошим пловцом, и никогда прежде не приходилось ему спасать утопающих, но человек тонул, а судя по всему, никто, кроме него, этого не видел.Он опустился на приготовленное для него кресло, кресло и в самом деле было удобнейшее, совсем не та табуретка на колесиках, на которой сидел у себя в секторе.У берега было совсем мелко, какие-нибудь пять-шесть сантиметров глубины, но если бы он погрузился в воду, она достигла бы его лодыжек, однако он стоял на воде.Конечно, машина заперта, водитель в толпе у берега, но на “Мерседесе”, только дотронется до ручки, сработает сигнализация, и водитель не замедлит появиться.Когда вечером по-обычному подъехал на своем “Фольксвагене” к ней на работу, заскочивши в машину, жена первым делом сообщила, что у них сегодня большой сбор.Его как бы изготовившиеся к объятию руки с плавной неспешностью сместились в сторону и с подкрепляющим поворотом корпуса указали на дверь студии за спиной. — Тонет! — Похож? отдыхал. “Это вы? Двойник! Тройник! Конечно. — Ждите. “А-аааа! Помнишь? — Плохо! — А, что? — Идиот! — Идиот! пальцем. Слышать! Седьмое? Девятое? Слышишь? О чем вы? Просеки! Разумно. стерпел. Феномен! коллега. Поехали. Уверена. Уверена. — Прошу! — Прошу! Жена у В. Ведьмак! Излечил! мужчину. Заплачу! Конечно! Человек тонет! Совсем другое. Сто процентов. ровным счетом. Отдел работал. — повторил он. Ошеломление В. И кто б не был?! В замсекторах! Всякий болван! не устраивало. Куда деваться? — провопил он. Давай сгоняем? — она сбилась. — Переста-ань! — Переста-ань! Дай воспарить! развел руками. Пожал плечами. — Поняли ведь? убивать время? Ворон считать? — Странно как! Не сомневайся. Хорошим людям. — вопросил он. — Так уж и нет! — Хорошо упер. Так унижаться? По фотографии. Какой восторг. — усомнился В. — вспомнил он. — Что милиция! униженностью. Вместе с тем В. Что случилось? Какой негодяй! Как свидетели. Какое лечение? — Чем помочь… Какое условие? пожал плечами. что случилось? Все нормально?



Комментариев ( 27 )